20 лет под властью Путина: хронология

Электоральный рейтинг «Единой России» упал до невиданного с 2011 года уровня, и это значит, что  предвыборный сезон станет непростым для Кремля. Если 10 лет назад центром политического театра была Москва, сегодня более важную роль в определении общественных настроений россиян играют регионы. Недавние события в Пензенской области и Якутске также содержат уроки для власти и оппозиции.

 

В январе популярный мэр Якутска Сардана Авксентьева, победившая в 2018 году на выборах кандидата-единоросса, подала в отставку под давлением Кремля. Этот случай в очередной раз показывает, что в Кремле не терпят политиков, не следующих партийной линии. Фото: ykt.ru.

 

Технологии и вызовы 

На протяжении многих лет российские власти полагались на комбинацию из четырех политических технологий для обеспечения победы «Единой России»: демобилизация оппозиционных избирателей, использование административного ресурса для наращивания голосов за «Единую Россию», постоянное изменение правил выборов, а также фальсификации. В сентябре этого года, в «единый день голосования», когда в 39 регионах пройдут выборы разного уровня, а по всей стране – выборы в Госдуму, задействованы, скорее всего, будут все четыре.

Судя по опыту 2020 года, акцент будет также сделан на многодневное голосование, официально введенное в прошлом году в связи с пандемией, что явно помогло кандидатам «Единой России» и затруднило работу независимых наблюдателей. Кремль по-прежнему строго контролирует регистрацию кандидатов и, скорее всего, задействует этот «фильтр», чтобы не допустить на выборы сильных кандидатов от оппозиции. В наборе мер также предусмотрены пряники. Как недавно намекнула глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, к осени Россия может снять непопулярные ограничения, связанные с пандемией, и увеличить расходы – за счет либо федерального, либо региональных бюджетов, которые за последние месяцы нарастили объемы долга. 

Однако задействование всех этих технологий все равно не гарантируют конституционное большинство для «Единой России». Во-первых, политическая повестка Кремля и без того заполнена множеством сложных вопросов: заключение в тюрьму оппозиционера Алексея Навального и деятельность его команды, назревающее недовольство в средних городах, особенно сильно пострадавших от пандемии, рост цен на продукты питания на фоне падения реальных доходов населения и медленная вакцинация. Последняя проблема может поставить под угрозу планируемую перед выборами отмену ограничительных мер.

Во-вторых, – и это, возможно, еще более важный фактор – задача кремлевских политтехнологов – не просто получить парламентское или конституционное большинство для «Единой России», но и сделать это так, чтобы результаты голосования выглядели достаточно легитимными и таким образом предотвратить широкомасштабные протесты. Это будет непросто: у оппозиции есть контрстратегия. Задача двух крупных политических проектов команды Навального – «умное голосование» и кампания «Свободу Навальному» – состоит в том, чтобы создать широкую коалицию недовольных избирателей, понимающих, что выборы сфальсифицированы, и объединить их с другими возмущенными гражданами. В склонных к протестам регионах и в средних городах Кремлю будет особенно сложно достичь своих целей.

19 сентября, помимо общероссийских выборов в Госдуму, в восьми субъектах федерации пройдут прямые выборы губернаторов, а в 39 – выборы в региональные законодательные органы. В некоторых случаях голосование состоится в непростых политических условиях. Например, в Хабаровском крае, где арест губернатора Сергея Фургала вызвал крупнейшие региональные волнения за последние годы, перед избирателями станет выбор между непопулярным преемником экс-губернатора Михаилом Дегтяревым (ЛДПР) и кандидатом от «Единой России». В Белгородской области и Мордовии Кремль будет добиваться избрания так называемых «варягов» (назначенцев из Москвы) вместо прежних лидеров с местными корнями.

В Ульяновской области и Республике Тыва давние должностные лица, испытывающие сегодня проблемы, в ходе предвыборных кампаний столкнутся с различными социальными проблемами (Тыва) и межэлитными конфликтами (Ульяновск). Среди проблематичных для Кремля также те регионы, где на январские митинги вышло неожиданно большое количество людей. Речь идет о Пермском и Приморском краях, Нижегородской, Свердловской и Томской областях, где в сентябре пройдут выборы в местные законодательные органы. Выборы на муниципальном уровне пройдут и в других крупных городах с неожиданно высокой протестной явкой, включая Санкт-Петербург, Уфу и Пермь.

Региональные выборы обычно не привлекают большое количество избирателей, но когда официальная явка высока (как в 2016 или 2020 гг.), это обычно означает более мощную поддержку «Единой России». Однако не стоит удивляться, если недовольство из-за пандемии и более высокие ставки на выборах в Госдуму в этот раз повысят явку оппозиционного электората.

 

Цугцванг

Ситуация, таким образом, является достаточно деликатной, и перед Кремлем, стремящимся восстановить контроль над новостным циклом и провести лояльных управленцев в регионах, стоят сложные дилеммы. Об этом, в частности, говорят последние политические события в регионах. 21 марта губернатор Пензенской области Иван Белозерцев был арестован вместе с руководителем фармацевтической компании «Биотэк» Борисом Шпигелем по обвинению в даче взятки должностному лицу. Позже против Белозерцева также было начато расследование по обвинению в фальсификациях на выборах 2020 года.

Политические комментаторы выдвинули несколько объяснений громкого ареста: согласно одной из версий, за делом стоит ФСБ, якобы пытающаяся поделить прибыльный фармацевтический рынок; другая версия говорит об очередной борьбе между «башнями Кремля». Обе версии представляются правдоподобными: в 2019 году похожие слухи ходили после отставки мурманского губернатора Марины Ковтун. Однако стоит также взглянуть на политический контекст ареста.

В последние годы увольнения непопулярных или слабых губернаторов перед важными выборами стали обычным явлением в России, особенно если губернатору предстоит переизбираться. Чтобы предотвратить провал, Кремль часто увольняет такого губернатора и назначает в качестве врио достаточно популярного (или иногда, наоборот, малоизвестного) технократа, что обычно нивелирует протестные настроения в регионе. В этом году, по данным СМИ, также ожидается, что непопулярные губернаторы могут быть отправлены в отставку накануне сентябрьских выборов. Аресты действующих губернаторов за коррупцию также участились. Если с 2005-го по 2015 год только девять губернаторов подверглись аресту; за последние пять лет их было 11. Белозерцев, таким образом, заслужил сомнительную честь стать 20-м по счету губернатором, арестованным в России с 2005 года.

Арест Белозерцева при этом более безопасен для Кремля, который в данном случае может быть уверен, что население Пензенской области не выйдет протестовать в его поддержку. В отличие от Фургала, избранного недовольным населением Хабаровского края в результате неожиданного протестного голосования, источники легитимности Белозерцева достаточно слабые: он был назначен Кремлем и его кандидатура была по сути подтверждена местными избирателями на весьма неоднозначных выборах. Кроме того, Белозерцев не был особо важным или выдающимся губернатором, хотя он и запомнился некоторыми скандалами. В 2019 году он обвинил США в ожесточенных межэтнических столкновениях в пензенском селе Чемодановка, а также в конфликтах внутри собственной администрации. Правда, его заявления не получили широкой огласки. Кроме того, хотя, по данным «Новой газеты», Пензенская область испытывает серьезные экономические и социальные проблемы, население вряд ли может обвинить в них Белозерцева, который стал губернатором только в конце 2015 года на фоне значительной рецессии в России. 

И все же арест губернатора – палка о двух концах. С одной стороны, отстранение от власти непопулярного или коррумпированного чиновника позволяет властям заблокировать политическую повестку, но это часто приводит к нарушению работы местной администрации в промежуточный период, поскольку каждый новый назначенец приводит с собой своих людей.

С другой стороны, все больше губернаторов арестовывается за преступления, которые раньше сходили им с рук, и это может поставить под вопрос существование политического договора между региональными лидерами и федеральным центром. Губернаторские назначения воспринимались как своего рода синекура, но после десятилетий безжалостной политической и финансовой централизации, эта привилегия стала доступна лишь горстке губернаторов, которые либо поддерживают особые связи с Путиным (президент Чечни Рамзан Кадыровили губернатор Тульской области Алексей Дюмин – обоим в сентябре предстоит переизбрание), либо возглавляют сильные регионы (президент Татарстана Рустам Минниханов). Большинство губернаторов являются простыми управленцами, но при этом на них возложены значительные обязанности – от надзора за мерами, связанными с пандемией, и сдерживания местных межэлитных конфликтов до контроля за выборами и с недавних пор интеграции муниципалитетов в «вертикаль власти» (предусмотрено конституционной реформой 2020 года). В последние годы некоторые губернаторы, возможно, решили, что прежние политические договоренности с Кремлем просто того не стоят. Так, за свое увольнение в 2019 году ныне покойный губернатор Чувашии Михаил Игнатьев пригрозил подать на Путина в суд.

Хотя снижение губернаторского доверия к Кремлю вряд ли повлияет на сентябрьские выборы в Думу, в долгосрочной перспективе этот процесс может побудить губернаторов искать поддержку среди других групп интересов – например, среди местной или московской элиты или даже среди протестующих (осторожные попытки апеллирования к ним уже имели место), тем самым еще больше подрывая «вертикаль власти».

 

Вне изоляции

Второй кейс региональной политики, заслуживающий внимания, это выборы мэра Якутска, проходившие с 26 по 28 марта. Их уроки могут быть интересны как властям, так и оппозиции, и не только потому, что избирательная кампания сосредоточилась на таких болезненных вопросах, как сверхцентрализация бюджета, права местных жителей и политическая ответственность народных избранников, резонирующих в других регионах.

Предыдущие выборы мэра Якутска прошли в 2018 году. Тогда популярный местный бизнесмен Владимир Федоров, бросивший вызов кандидату, выдвинутому губернатором Айзеном Николаевым, потерял поддержку партии «Родина» и был вынужден отказаться от гонки. Однако Федоров не сдался и присоединился к кампании независимого кандидата Сарданы Авксентьевой, которая, благодаря его поддержке, неожиданно победила на выборах. Федоров был назначен вице-мэром, а Авксентьева стала по-настоящему популярным местным политиком. Хотя он старательно избегала конфликтов с Кремлем и губернатором, в 2019 году из-за растущего давления сверху она уволила Федорова, назначив на его место единоросса Евгения Григорьева. Именно он стал преемником Авксентьевой, когда в январе этого года она внезапно подала в отставку – официально по состоянию здоровья. Авксентьева даже поддержала Григорьева на выборах, хотя ее бывший соратник Федоров снова пытался зарегистрироваться на выборах и опять потерпел неудачу. В этот раз Федоров поддержал кандидата от «Справедливой России» Виталия Обедина, который проиграл Григорьеву лишь с небольшим отрывом.

Пример якутских выборов важен тем, что данная избирательная кампания показала, как может сработать «умное голосование» Навального со всеми его преимуществами и недостатками. Федоров, которому не разрешили баллотироваться самому, дважды успешно мобилизовал поддержку «технических» кандидатов (Обедин, например, представляет наиболее популярную оппозиционную партию в регионе). Его стратегия сработала в первый раз, когда она застала власти врасплох. Случай с Авксентьевой, как и с Фургалом в Хабаровске, также показал, что, даже если кандидат избран в результате протестного голосования, подлинная поддержка снизу может изменить его стимулы и превратить в действительно популярного политика. Однако ее история также продемонстрировала пределы протестного голосования под сильным давлением Кремля.

Якутские выборы также подтвердили подозрения, что трехдневное голосование играет на руку прокремлевских кандидатам, но при этом они выявили потенциал прямых выборов при мобилизации энергии недовольного электората. Пусть Обедин и не смог выиграть выборы, его официальный результат достаточно приблизился к уровню победителя. Это позволяет предположить, что власти не захотели рисковать большой, но неправдоподобной разницей в голосах.

По мере того как избирательная кампания в России набирает обороты, нас ожидают новые скандалы, увольнения и протесты, которые, несомненно, определят политическую повестку дня. Но последние события в Пензенской области и Якутске демонстрируют политические паттерны Кремля и возможности для оппозиции, указывая на возможные направления и форму будущих событий.

 

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.