20 лет под властью Путина: хронология

В марте российские власти продолжили зачистку политического пространства — процесс, вызванный деятельностью Алексея Навального, всплеском протестной активности и началом избирательной кампании перед сентябрьскими выборами. Сам оппозиционер столкнулся с серьезными проблемами со здоровьем и жестоким обращением со стороны администрации колонии. Под давлением оказались члены его команды, а также независимые муниципальные депутаты, чей форум в Москве был разогнан полицией. Также продолжается преследование участников «Бессрочного протеста», обвиняемых в вандализме в отношении здания Генпрокуратуры.

 

Верхний ряд (слева направо): Алексей Навальный, Иван Жданов и его отец, Юрий Жданов, Андрей Пивоваров и Владимир Кара-Мурза (справа). Нижний ряд: Илья Яшин, Ольга Мисик, Игорь Башаримов. Фото: инстаграмы Алексея Навального, Владимира Кара-Мурзы, Илья Яшина; твиттер Алексея Абанина, телеграм-канал «Бессрочного протеста».

 

Расправа над Навальным: жесткие условия заключения, преследование соратников и сторонников

  • В марте стали известны условия содержания в колонии основателя Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, отбывающего срок по «делу Ив Роше».
  • 25 марта адвокаты Навального сообщили о резком ухудшении состояния его здоровья. Еще во время пребывания в СИЗО оппозиционер жаловался на острую боль в спине, а после прибытия в исправительную колонию во Владимирской области у него начала отниматься нога.
  • Надлежащей медицинской помощи Навальный не получает, тюремный врач назначает ему только обезболивающие препараты. «Защитники просили администрацию колонии о нормальном лечении, ходатайствовали о приглашении в колонию врача и о передаче лекарств, но им во всем отказывали», — сообщает ОВД-Инфо.
  • 31 марта Навальный объявил голодовку, пообещав держать ее, пока к нему не допустят врача. «Много раз, когда голодали другие, Алексей говорил, что не может себе представить, что сам на такое пойдет. Называл это радикальным политическим жестом, который можно совершать, только когда готов идти до конца. Такой момент для него очевидно настал», — написала в Твиттере глава отдела расследований ФБК Мария Певчих.
  • В управлении ФСИН по Владимирской области заявили, что Навальному «оказывается вся необходимая медицинская помощь», а руководство областной Общественной наблюдательной комиссии (призвана следить за соблюдением прав заключенных) обвинило его в симуляции.
  • В заявлении на имя директора ФСИН Александра Калашникова (передано через адвокатов) оппозиционер пожаловался также на «пытку бессонницей»: он был поставлен на профилактический учет как «склонный к побегу», поэтому по ночам его каждый час будят для проверки, светят ему в лицо и снимают на камеру.
  • Как рассказал сам Навальный, за время содержания в СИЗО и колонии он получил десять выговоров из-за подъема на 10 минут раньше команды, отказа выходить на зарядку и смотреть видеолекцию, появления на встрече с адвокатами в футболке. Еще «штук 20» рапортов находятся на рассмотрении. Наличие выговора может стать препятствием для условно-досрочного освобождения и причиной помещения осужденного в штрафной изолятор.
  • Российские правозащитники призвали уполномоченного по правам человека в РФ Татьяну Москалькову незамедлительно посетить Навального в колонии и защитить его права. «Складывается впечатление, что его там медленно убивают. Неоказание адекватной медицинской помощи и фактическое лишение сна, безусловно, есть пытки и жестокое и бесчеловечное обращение...», — говорится в обращении.
  • Также в марте были вынесены приговоры фигурантам нескольких дел, возбужденных после массовых акций в поддержку Навального и против произвола властей.
  • По статье о применении насилия в отношении представителя власти (ч. 1 и ч. 2 ст. 318 УК) осуждены: Виталий Тимофеенко (Владимир; 3 года колонии общего режима), Тимур Салихов (Москва; 2 года колонии), Алексей Миляев (Москва; год колонии), Евгений Туганков (Санкт-Петербург; год в колонии-поселении), Андрей Ломов (Санкт-Петербург; 2 года условно), Кирилл Богданов (Санкт-Петербург; 1,5 года условно), Александр Мучаев (Москва; год условно) и Алексей Виноградов (Кострома; 1,5 года принудительных работ).
  • Еще нескольким участникам протестов назначены штрафы в размере от 25 тыс. до 75 тыс. рублей.
  • Всего по итогам акций, прошедших по всей России 23 и 31 января, заведено около 100 уголовных дел. «Это самые массовые репрессии за последние годы, с которыми не сравнится ни “болотное”, ни “московское” дело», — констатирует «Медиазона».
  • На соратников Алексея Навального — координаторов его региональных штабов и сотрудников ФБК — давление оказывается посредством обысков и уголовных дел в отношении их ближайших родственников. Так, в Ростове-на-Дону по обвинению в превышении должностных полномочий арестован Юрий Жданов, отец директора ФБК Ивана Жданова.
  • «У меня нет никаких сомнений, что эта уголовка связана со мной и с тем, что я делаю, — рассказал Иван Жданов. — <...> Отцу не первый раз придумывают какое-то дело, постоянные проверки ФСБ, МВД, СК начались еще с 2016 года. <...> И ничего не могли накопать».
  • 1 апреля стало известно, что прокуратура начала проверку ФБК на экстремизм. Из документа ведомства следует, что целью проверки является «исполнение законодательства о некоммерческих организациях и противодействии экстремистской деятельности». 

>> Читать дальше: Преступление и разоблачение: что расследование отравления Навального означает для режима Путина

 

Атака на «Открытую Россию» и давление на оппозицию перед выборами

  • Продолжается давление на организации, связанные с Михаилом Ходорковским.
  • 13 марта сотрудники правоохранительных органов сорвали форум независимых депутатов «Муниципальная Россия», организованный в Москве «Объединенными демократами» (проект политика Дмитрия Гудкова и «Открытой России», называющий своей целью помощь оппозиционным кандидатам на выборах). На форум собрались около 200 муниципальных депутатов из десятков регионов.
  • Все участники мероприятия были задержаны и доставлены в отделения полиции. Среди них оказались столичные мундепы Юлия Галямина и Илья Яшин, бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, депутат заксобрания Санкт-Петербурга Максим Резник, вице-президент фонда «Свободная Россия»Владимир Кара-Мурза, координатор «Объединенных демократов» Андрей Пивоваров, председатель «Открытой России» Анастасия Буракова и другие.
  • По официальной версии, мероприятие проходило «с нарушением установленных санитарно-эпидемиологических требований», а среди присутствовавших были «выявлены члены организации, деятельность которой признана нежелательной на территории РФ». На задержанных составляли административные протоколы о сотрудничестве с «нежелательной организацией» (ст. 20.33 КоАП; максимальный штраф для граждан по первому такому нарушению — 15 тыс. рублей).
  • Напомним, что в апреле 2017 года Генпрокуратура признала «нежелательными» три организации, зарегистрированные в США и Великобритании и связанные с Михаилом Ходорковским: Open Russia Civic Movement, OR (Otkrytaya Rossia) и Институт современной России. В июне 2019-го в черный список был также внесен фонд «Свободная Россия».
  • Оппозиционные активисты считают разгон съезда муниципальных депутатов заранее спланированной акцией устрашения перед сентябрьскими выборами, «предупреждением, что любая активность, любое мероприятие, не согласованное с властью, будет так же жестко пресекаться и наказываться».
  • 19 марта силовики пришли с обысками в редакцию издания «МБХ медиа», офисы «Открытой России» в Москве и Петербурге, а также в квартиры ряда координаторов и членов движения. Следственные действия проводились в рамках уголовного дела нижегородского предпринимателя Михаила Иосилевича, также обвиняемого в участии в деятельности «нежелательной организации» (ст. 284.1 УК; подробно об этом деле ИСР писал здесь).
  • Активисты «Открытой России» привлекаются не только к административной, но и к уголовной ответственности (предусмотрена в случае неоднократного нарушения ст. 20.33 КоАП). В феврале этого года член федерального совета движения Анастасия Шевченко была приговорена к 4 годам условно по делу о сотрудничестве с «нежелательной организацией» (ст. 284.1 УК). 

 

Дело участников «Бессрочного протеста»: фальсификация вандализма

  • Суд в Москве продлил до августа запрет определенных действий (относительно новая мера пресечения, введенная в УПК РФ в июле 2018 г.; ст. 105.1) сторонникам движения «Бессрочный протест» Ольге Мисик, Ивану Воробьевскому и Игорю Башаримову. Их обвиняют в вандализме, совершенном группой лиц (ч. 2 ст. 214 УК).
  • «Бессрочный протест» сформировался после жесткого разгона митинга против пенсионной реформы 9 сентября 2018 года. Его активисты в разных городах России призывают к децентрализованному бессрочному мирному протесту и требуют отставки «неэффективного и коррумпированного президента».
  • Активистов «Бессрочного протеста» неоднократно задерживали на акциях в Москве и других городах. Ольга Мисик получила известность летом 2019 года, когда во время митинга против недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму читала вслух Конституцию омоновцам, разгонявшим демонстрантов.
  • По версии следствия, в ночь на 8 августа 2020 года Мисик, Воробьевский и Башаримов облили легкосмываемой краской будку проходной Генпрокуратуры и вывесили баннер, текст которого содержал «оскорбительные нецензурные высказывания в отношении прокуратуры РФ». Им грозит до трех лет лишения свободы.
  • 9 августа 2020 года у активистов прошли обыски. Мисик, Воробьевского и Башаримова допросили в качестве свидетелей по делу о вандализме, а затем вручили им уведомление о подозрении в совершении преступления и отправили в изолятор временного содержания.
  • На следующий день суд избрал им меру пресечения в виде запрета определенных действий. Обвиняемым запрещено пользоваться интернетом, выходить из дома в ночное время, приближаться к зданиям госорганов и посещать публичные мероприятия. В результате Башаримов обязан находиться по месту прописки в Архангельске и при этом регулярно являться на судебные заседания в Москве (23 часа на поезде), а студентка МГУ Мисик не может полноценно учиться.
  • Доказательством причастности фигурантов к акту вандализма служат черно-белые снимки с камер видеонаблюдения, на которых «не разобрать ничего — ни одежду, ни тем более лица».
  • В начале марта защита обнаружила признаки фальсификации в документах, представленных стороной обвинения в качестве доказательства причиненного ущерба. В частности, были выявлены исправления дат в смете, составленной якобы после ремонта в проходной Генпрокуратуры. По утверждению адвокатов, в деле отсутствует состав преступления: «обвинение не смогло предоставить подтверждение ущерба, который необходимо обязательно доказывать в рамках статьи 214 УК».

>> Читать дальше: Как российские суды создают собственную реальность

 

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.